Arms
 
развернуть
 
299001, г. Севастополь, ул. Героев Севастополя, д. 11
Тел.: (8692) 53-14-65, 53-14-68 (канц.), 41-71-16 (т/ф)
gvs.sev@sudrf.ru
показать на карте
299001, г. Севастополь, ул. Героев Севастополя, д. 11Тел.: (8692) 53-14-65, 53-14-68 (канц.), 41-71-16 (т/ф)gvs.sev@sudrf.ru
Полезные ссылки





СУДЕБНОЕ ДЕЛОПРОИЗВОДСТВО
Решение по уголовному делу
Печать решения

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

17 ноября 2022 г.                                                                                               г. Севастополь

Севастопольский гарнизонный военный суд в составе председательствующего Жагинова А.И., при секретаре судебного заседания Мамбетовой С.А., с участием государственных обвинителей (изъято) военного прокурора-войсковая часть (номер) (изъято) Пхалагова Т.С., (изъято) военного прокурора-войсковая часть (номер) (изъято) Котелевца М.В., подсудимого Лаптева А.М., защитника Железняк О.В., представителя потерпевшего – (изъято) Зотова В.В., рассмотрел в открытом судебном заседании в помещении суда уголовное дело в отношении бывшего военнослужащего войсковой части (номер) (изъято)

Лаптева Андрея Михайловича, родившегося (изъято),

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ.

Судебным следствием суд,

установил:

Лаптев в период с 1 июня по 31 июля 2013 г. в войсковой части (номер), с целью назначения на высшую воинскую должность (изъято) и присвоения воинского звания (изъято), представил командованию названной воинской части заведомо поддельный диплом (номер) от (дата) (изъято), в соответствии с которым его уровень образования соответствовал (изъято), в связи с чем Лаптев с 12 августа 2013 г. был назначен на должность (изъято) с присвоением воинского звания (изъято) и проходил военную службу в названных воинской должности и звании, получая соответствующее денежное довольствие до            10 августа 2020 г., когда была прекращена выплата денежного довольствия по указанным должности и званию.

Подсудимый Лаптев в судебном заседании свою вину в совершении инкриминируемого ему деяния не признал и показал, что до прохождения военной службы, в целях использования при трудоустройстве, приобрел у неустановленного лица за денежное вознаграждение поддельный диплом о среднем профессиональном образовании, который не представлял командованию с рапортом о назначении на высшую воинскую должность и присвоения воинского звания выше имеющегося.

Несмотря на непризнание Лаптевым своей вины, его виновность в совершении вышеуказанного противоправного деяния подтверждается совокупностью следующих доказательств, исследованных в судебном заседании.

Так из показаний подсудимого, данных им в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого и обвиняемого усматривается, что Лаптев в 2006 г. приобрел поддельный диплом (изъято), который в период прохождения военной службы по контракту, зная о наличии на корабле вакантной должности (изъято), желая при этом быть назначенным на эту воинскую должность и получить воинское звание (изъято) в июне-июле 2013 г. представил указанный подложный диплом в строевую часть корабля, а затем представил командованию собственноручно оформленный рапорт о назначении на эту должность с присвоением звания (изъято)

Как следует из показаний свидетеля Свидетель №1, летом 2013 г. он объявил на общем построении экипажа корабля о наличии вакантной должности (изъято) и предложил кандидатам на замещение этой должности представить через строевую часть корабля дипломы о наличии высшего или среднего профессионального образования. Когда в июне-июле того же года из строевой части ему принесли диплом (изъято) на имя Лаптева, он посчитал его достойным назначения на эту должность исходя из положительных характеристик по службе и наличия достаточного опыта. Затем в июле 2013 г. от Свидетель №2 он получил рапорт Лаптева с приложенной копией диплома, которые с ранее представленным дипломом передал Талалаеву для оформления необходимых документов с целью назначения подсудимого на высшую должность.

Согласно показаниям свидетеля Свидетель №2, летом 2013 г. один из сослуживцев перед служебным совещанием передал ему рапорт Лаптева с ходатайством о назначении того на должность (изъято) и присвоения воинского звания (изъято) с приложенной копией диплома (изъято), которые он незамедлительно передал командиру воинской части.

Свидетель Свидетель №3 суду показал, что в июне-июле 2013 г. на основании рапорта Лаптева и диплома (изъято), поступивших от командира воинской части, он подготовил представление, заверенную копию диплома и иные документы, которые направил вышестоящему командованию для принятия решения о назначении подсудимого на должность (изъято) и присвоения воинского звания (изъято)

В соответствии с приказом командующего Черноморским флотом от 12 августа 2013 г. № 47-ПМ (изъято) Лаптев, как имеющий (изъято), назначен на высшую воинскую должность (изъято) с присвоением воинского звания (изъято) В качестве оснований для издания данного приказа указано о наличии согласия военнослужащего на перемещение в порядке продвижения по службе на высшую воинскую должность, а также имеется ссылка на рапорт военнослужащего от 12 июля 2013 г.

Как видно из протокола осмотра документов от 27 августа 2020 г., в этот день осмотрен диплом (изъято) и приложение к этому диплому (изъято), выданный 21 июня 2006 г. на имя Лаптева по окончании периода заочного обучения с 2003 по 2006 гг. с присвоением последнему квалификации «(изъято)» по специальности «(изъято)».

Из сообщения директора (изъято) следует, что Лаптев в названном учебном заведении не обучался и диплом не получал. Диплом (номер) от 21 июня 2006 г. никому не выдавался.

Согласно сообщению войсковой части (номер) для назначения на воинскую должность (изъято) и присвоения воинского звания «(изъято)», требуется высшее или среднее профессиональное образование.

Таким образом, при оценке доказательств, исследованных в судебном заседании, суд приходит к убеждению, что в ходе судебного разбирательства собрано достаточно достоверных доказательств, свидетельствующих о виновности подсудимого Лаптева в совершении приведенных выше противоправных действий. Оснований сомневаться в достоверности показаний свидетелей Свидетель №1, Свидетель №2, Свидетель №3 и показаний Лаптева, данных им в ходе предварительного следствия не имеется, поскольку эти показания согласуются между собой и с иными доказательствами обвинения, в связи с чем суд находит их достаточными и кладет совокупность исследованных и согласующихся между собой доказательств в основу обвинительного приговора.

Рассматривая доводы стороны защиты со ссылкой на недоказанность предъявленного Лаптеву обвинения и необходимости оправдания последнего, суд находит их необоснованными и заявленными с целью уйти от ответственности по следующим основаниям.

Так, в судебном заседании подсудимый, ссылаясь на недоказанность предъявленного ему обвинения и необходимости оправдания пояснил, что свидетели Свидетель №1, Свидетель №2 и Свидетель №3 дали суду ложные и противоречивые показания вследствие служебной зависимости от Минобороны России, при этом просил обратить внимание также на противоречивость показаний Свидетель №1 о том, что тот лично заверял копию диплома, которая в личном деле отсутствует.

Вместе с тем, данные доводы подсудимого не могут быть признаны обоснованными, поскольку показания данных свидетелей согласуются между собой и с иными доказательствами, представленными стороной обвинения. Эти свидетели были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, какой-либо заинтересованности указанных свидетелей в исходе дела судом не установлено, а ссылка на служебную зависимость не может свидетельствовать о наличии оснований для оговора подсудимого. Кроме того, из показаний свидетеля Свидетель №1 следует, что копию диплома он заверял для представления вышестоящему командованию для принятия решения о назначении подсудимого на высшую воинскую должность, в связи с чем отсутствие данной копии диплома в личном деле не свидетельствует о наличии каких либо противоречий в показаниях данного свидетеля.

Что же касается отдельных неточностей в показаниях допрошенных свидетелей Свидетель №1, Свидетель №2 и Свидетель №3 относительно дат, а также кто исполнял обязанности нештатного делопроизводства строевой части и командира боевой части корабля, на которые стороной защиты обращалось внимание суда, то они являются незначительными, касающимися, в основном, отдельных деталей содеянного подсудимым.

Причины этих неточностей в показаниях указанных свидетелей – давность рассматриваемых событий, представляются логичными и убедительными. Поэтому доводы защиты о непоследовательности и противоречивости показаний данных свидетелей являются необоснованными.

При этом судом исследован характер взаимоотношений между подсудимым и свидетелями Свидетель №1, Свидетель №2 и Свидетель №3, и каких-либо данных, свидетельствующих о наличии возможных неприязненных отношений между ними, либо иных обстоятельств, могущих явиться причиной для оговора, судом не установлено.

Довод защитника о нарушении права на защиту, поскольку в суде по ходатайству государственного обвинения были допрошены свидетели Свидетель №1 и Свидетель №3, которые в ходе предварительного следствия не допрашивались, суд признает несостоятельными поскольку в силу ст. 15 УПК РФ суд создал необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. При этом после допроса каждого из указанных свидетелей судом в порядке реализации названных положений УПК РФ подсудимому предоставлялось время для подготовки к защите.

Довод подсудимого о необходимости признания протоколов его допроса в ходе следствия недопустимыми доказательствами, так как он в связи с ухудшением здоровья в тот период находился на стационарном лечении в госпитале, в связи с чем в составленных следователем протоколах проставил свои подписи не читая их, поверив своему защитнику – адвокату, суд признает несостоятельным, поскольку допросы подсудимого в качестве подозреваемого и обвиняемого произведены с соблюдением требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в присутствии адвоката - лица, осуществляющего профессиональную деятельность по защите прав и законных интересов подзащитного, то есть в условиях, исключающих применение каких-либо недозволенных методов расследования. Лаптеву разъяснялось право отказаться от дачи показаний, которым он не воспользовался, о нахождении в болезненном состоянии не сообщил, наоборот в этих протоколах указано об отсутствии жалоб на самочувствие и медицинских противопоказаний, каких либо замечаний в протоколах не привел. Кроме того, из пояснений старшего следователя (ФИО)1 следует, что перед каждым допросом Лаптева он выяснял мнение лечащего врача и начальника хирургического отделения, которые пояснили об отсутствии медицинских противопоказаний для проведения следственных и процессуальных действий с участием подсудимого, в том числе о возможности транспортировки последнего. В связи необходимостью предъявления Лаптеву обвинения и допроса последнего в качестве обвиняемого, он доставил Лаптева в военный следственный отдел, где составил соответствующие процессуальные документы. Перед каждым допросом подсудимого он предоставлял Лаптеву время для беседы с защитником наедине и конфиденциально.

Кроме того, довод подсудимого о том, что обвинением не представлен суду его рапорт о назначении на высшую воинскую должность с присвоением воинского звания «(изъято)», суд признает не влияющим доказанность обстоятельств использования Лаптевым заведомо поддельного официального документа – диплома (изъято), посредством предъявления которого подсудимый был назначен на должность (изъято) с присвоением воинского звания «(изъято)» в порядке продвижения по службе. Кроме того, из исследованных сообщений управления кадров Черноморского флота и войсковой части (номер) следует, что документы для присвоения Лаптеву воинского звания «(изъято)» уничтожены по истечении срока их хранения.

Предложенный стороной защиты формальный метод оценки доказательств по делу, не может быть принят судом при вынесении приговора как противоречащий положениям ст. 17 и 88 УПК РФ, согласно которым судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. При этом каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Иные доводы защиты, в том числе о различных вариантах изложения должностными лицами командования заверительной надписи на копиях документов личного дела, суд признает несостоятельными и не влияющими существо предъявленного обвинения Лаптева в инкриминируемом деянии.

Утверждение стороны защиты о необоснованности переквалификации инкриминируемого деяния с ч. 3 ст. 159 УК РФ на ч. 3 ст. 327 УК РФ, суд признает также несостоятельным, поскольку данное право предоставлено государственному обвинителю и реализовано им в порядке ч. 8 ст. 246 УПК РФ.

Таким образом, оценив представленные доказательства в их совокупности, суд приходит к убеждению, что вина Лаптева в совершении инкриминируемого ему деяния доказана, а доводы стороны защиты об обратном состоят в явном противоречии с фактическими обстоятельствами дела, которые установлены в судебном заседании.

Давая юридическую квалификацию содеянному подсудимым, суд приходит к убеждению, что Лаптев с целью продвижения по службе путем назначения на высшую воинскую должность (изъято) и присвоения воинского звания «(номер)», в период с 1 июня по 31 июля 2013 г. в войсковой части (номер), представил командованию названной воинской части заведомо поддельный диплом (номер) от 21 июня 2006 г. (изъято), в соответствии с которым его уровень образования соответствовал (изъято) образованию, в связи с чем Лаптев с                12 августа 2013 г. был назначен на должность (изъято) с присвоением воинского звания «(изъято)» и проходил военную службу в названных воинской должности и звании, получая соответствующее денежное довольствие до 10 августа 2020 г., и квалифицирует по ч. 3 ст. 327 УК РФ.

По данному делу прокурором заявлен гражданский иск о взыскании с Лаптева в пользу Минобороны России денежных средств в счет компенсации имущественного вреда в размере 856 718 руб. 12 коп., поскольку имущественный вред причинен в результате преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 159.2 УК РФ.

В судебном заседании государственный обвинитель и представитель потерпевшего просили заявленный иск оставить без рассмотрения.

Подсудимый не признал исковые требования и просил отказать в их удовлетворении.

Выслушав стороны, оценив добытые по делу доказательства, принимая во внимание положения ст. 252 УПК РФ и разъяснения в п. 30 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 октября 2020 г. № 23 «О практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу», суд считает необходимым гражданский иск оставить без рассмотрения, поскольку при квалификации действий Лаптева по ч. 3 ст. 327 УК РФ не вменялись последствия в виде причинения имущественного вреда в указанном размере, а уголовное дело и уголовное преследование подсудимого по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159.2 УК РФ, в связи с отказом государственного обвинителя от части обвинения, прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

При назначении наказания суд принимает во внимание, что Лаптев к уголовной ответственности привлекается впервые, ранее ни в чем предосудительном замечен не был, по военной службе характеризуется положительно, неснятых дисциплинарных взысканий не имеет, имеет поощрения, в том числе от Президента РФ, принимал участие в специальной операции, является ветераном боевых действий, награжден ведомственными медалями.

В качестве обстоятельства, смягчающего наказание суд признает наличие у Лаптева малолетнего ребенка.

Разрешая вопрос о виде наказания, суд учитывает, что согласно требованиям                ч. 7 ст. 53.1 и ч. 6 ст. 53 УК РФ, Лаптеву не могут быть назначены наказания в виде ограничения свободы или принудительных работ, предусмотренные санкцией                        ч. 3 ст. 327 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 УК РФ Лаптеву также не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, поскольку он впервые совершил преступление небольшой тяжести, при этом не установлено наличие отягчающих обстоятельств.

Таким образом, принимая во внимание совокупность фактических обстоятельств дела, положительных данных о личности подсудимого, влияние назначенного наказания на условия жизни и материальное положение его семьи, наличие вышеприведенных обстоятельств, при отсутствии отягчающих обстоятельств, суд приходит к выводу о возможности назначения ему наказания в виде штрафа.

При определении размера штрафа суд, в соответствии со ст. 60 и ч. 3 ст. 46 УК РФ, учитывает вышеприведенные обстоятельства, данные о личности Лаптева, степень общественной опасности содеянного им, имущественное положение подсудимого, с учетом возможности получения им заработной платы или иного дохода, а также влияние назначенного наказания на условия жизни его семьи.

Вместе с тем, в силу ст. 252 УПК РФ и в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ и ч. 8 ст. 302 УПК РФ, суд полагает необходимым освободить подсудимого от наказания за совершение преступления по ч. 3 ст. 327 УК РФ, поскольку на момент рассмотрения дела истек двухлетний срок давности привлечения Лаптева к уголовной ответственности.

До вступления приговора в законную силу, избранную подсудимому меру процессуального принуждения следует оставить без изменения.

С учётом мнения сторон и в соответствии со ст. 131 и 132 УПК РФ, процессуальные издержки по делу, связанные с оплатой услуг защитника Ахмадиевой по назначению в период предварительного следствия возместить за счет средств федерального бюджета. Процессуальные издержки по делу, связанные с оплатой услуг защитника Железняк за оказание по назначению юридической помощи подсудимому в суде, подлежат взысканию с Лаптева в доход федерального бюджета.

При рассмотрении вопроса о судьбе вещественных доказательств суд руководствуется положениями ст. 81 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

приговорил:

признать Лаптева Андрея Михайловича виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ и назначить ему наказание в виде штрафа в размере 30 000 (тридцати тысяч) руб.

На основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ и в соответствии с ч. 8 ст. 302 УПК РФ освободить Лаптева от наказания, в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

До вступления приговора в законную силу меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке осужденному Лаптеву оставить без изменения.

Гражданский иск о взыскании с Лаптева в пользу Министерства обороны Российской Федерации денежных средств в счет возмещения имущественного вреда в размере 856 718 руб. 12 коп. оставить без рассмотрения, с сохранением за истцом права на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства.

Процессуальные издержки по делу, связанные с оплатой услуг защитника за оказание по назначению юридической помощи в суде в размере 16 054 (шестнадцать тысяч пятьдесят четыре) руб., взыскать с Лаптева Андрея Михайловича в доход федерального бюджета.

По вступлении приговора в законную силу вещественные доказательства, перечисленные в т. 1 л.д. 210-217, 218-219, 220, 193-206, 207-209 хранить при уголовном деле в течение всего срока его хранения.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Южного окружного военного суда, через Севастопольский гарнизонный военный суд, в течение десяти суток со дня его постановления.

В случае направления уголовного дела в судебную коллегию по уголовным делам Южного окружного военного суда для рассмотрения в апелляционном порядке осужденный вправе ходатайствовать о своём участии в заседании суда апелляционной инстанции, поручить осуществление своей защиты избранному им защитнику, отказаться от защитника либо ходатайствовать перед судом апелляционной инстанции о назначении ему защитника.

Председательствующий                                                                                    А.И. Жагинов